Полковник МВД  Аскат Алиев –об ОПГ и сарафанном радио среди кыргызов в РФ

Полковник милиции Аскат Алиев возглавил представительство МВД Кыргызстана  в России в конце 2014 года. Его обязанности – профилактика преступности в Москве, так или иначе связанной с его соотечественниками, которую он проводит вместе с правоохранительныи органами Российской Федерации.

Аскат Саматбекович, какие преступления чаще всего совершают наши соотечественники?

А.А.: До 2014 года здесь в Москве, остро вопрос стоял именно по линии ОПГ (организованная преступная группировка – прим. ред.), что и было нашей задачей  в приоритете.  Потому что до этого в отношении наших граждан со стороны наших же ОПГ совершались тяжкие преступления. Среди потерпевших 99% не обращались в местные правоохранительные органы – многие не знали своих прав, во-вторых, боялись напрямую обращаться в полицию по ряду причин. Поэтому, зная чувствительную сторону мигрантов, преступники себя вели вольготно, а криминальная статистика росла.Это от грабежа и заканчивая особо тяжкими преступлениями. Когда меня назначили представителем МВД КР в РФ, моей первой задачей была борьба  именно с ОПГ. До этого, как выяснилось, наша диаспора неоднократно обращалась к нашему руководству с жалобами. Был случай, когда на рынке Москвы одного кыргызского коммерсанта прилюдно затолкали в машину, а через полчаса позвонили друзьям и сказали, что он полумертвый лежит в лесу. Друзья и коллеги заложника прямо с базара выехали по указанному адресу, но, увы, не застали того в живых. Жертву жестоко убили,переломав ему ноги и руки. Это происшествие положило конец терпению наших сограждан, и тогда они коллективно написали заявление в нашу структуру.

А вымогательства, грабежи, разбои – я же говорю, 99% никуда не обращались. Многих уже на отметку посадили, вытряхивая с них деньги ежемесячно или ежеквартально – как договаривались. Поэтому первым делом нам поставили задачу – борьбу с  организованной преступностью.

В результате десятки задержанных людей, доставлявших беспокойство своим же землякам на чужбине, которых российские правоохранительные органы привлекли к уголовной ответственности и тем самым разобщили преступное сообщество.После мы начали вплотную работать с кыргызстанцами,чтобы больше информировать об их правах.

В мигрантской среде Москвы свои нравы и сложившийся образ жизни. Что Вас поразило в них больше всего?

А.А.: Если не ошибаюсь, мы приехали в Первопрестольную в 2012 году для розыска одного киллера. Я тогда работал заместителем начальника управления уголовного розыска ГУВД Чуйской области. В то время я очень удивился, когда увидел беспредел, который творился среди наших в Москве. На территории Черкизовского рынка, который потом закрылся, было много увеселительных заведений – все мигранты там собирались. Мы разыскивали того убийцу ночами, и было интересно наблюдать картину: много кыргызских кафешек, где нагло расхаживали смотрящие и положенцы. На глазах у всех могли происходить грабежи с нанесением тяжких телесных повреждений.

Здесь раньше орудовала группировка Алмамбета Анапияева, и “беспредел” они творили до 2014 года. Потом появился “Карышкыр”, чьи ребята совершали особо тяжкие преступления вплоть до убийства.

Приехав в Москву во второй раз – это было в 2013-м, – мы c сыщиками МУРа задержали 13 (!)  преступников, в третий рейд  нами  было задержано девять человек, доставлявших беспокойство нашим мирным гражднанам. Вот так стали происходить изменения и климат с ОПГ стал оздоравливаться. И тогда министр вызвал меня и, рассказывая о нелегкой ситуации в Москве, сказал: «У тебя есть опыт работы с людьми в Москве, надо там поработать». С первых же дней в Москве мы стали добиваться результатов, и после этого у людей, как мне кажется, появилась вера – вера в правосудие.

Как у людей могла появиться вера, если вы работаете латентно? Это как-то передается из уст в уста?

А.А.: Да, по сарафанному радио, потому что здесь, среди мигрантов и в диаспоре, как вы знаете, обо всем узнают сразу. По рынкам пошла информация, что представительство работает, и процесс пошел. Также мы делали заявления через прессу о том, что мы работаем, что не надо бояться и к нам можно обращаться. А сегодня уже совсем другая ситуация: о представительстве знает чуть ли не каждый мигрант, который может к нам обратиться по поводу любой мелочи – бытовая ссора, муж избил, тысячу рублей потерял! По этому поводу мы просто даем консультацию, но телефон горячей линии разрывается, а в день к нам (наш офис находится в посольстве) приходит по 15–20 человек.  Кстати, благодарен нашему посольству за то, что выделило нам кабинет в своем здании. Это очень удобно для работы с потерпевшими мигрантами, которые приходят в консульство, а сотрудники консульской службы  при надобности направляют их к нам.

Поступают жалобы и через соцсети. Утром встаешь, просматриваешь почту, а там по 20–30 писем в «личку»… Я стараюсь всем отвечать, конечно, иногда попадаются фейки с непонятным аккаунтом. Беремся мы за особо тяжкие преступления – это вымогательства, разбои, грабежи. Вот недавно я публиковал: парень с девушкой ходят по квартирам, кражи совершают. Сейчас получаешь  информацию по Facebook. Я не представляю, как работали до 2010 года, когда соцсетей не было. А сейчас наши мигранты сидят в соцсетях – дома, в метро, на работе. Это влияет на оперативность. И все же в приоритете для нас профилактика. К  нам недавно поступила информация, что некие парни ходят по стройрынкам и предлагают крышевать. Факта вымогательства нет, но коммерсанты уже волнуются. Пришлось поездить по рынкам и провести разъяснительную работу о том, что бояться нечего. Привел несколько примеров, как было несколько лет назад и что не надо их сажать на шею. Это бездельники, которые пытаются себя прокормить. Сейчас мы расспрашиваем народ, ведем работу, все вроде утихло. Люди уже знают, что группировки стали исчезать. Также профилатика проводится среди молодежи. Не знаю, как у других, у узбеков, таджиков, а наши киргизские мигранты очень активны в социальных сетях. Это очень нам помогает.

Ненормированный рабочий день – это наверняка про вас?

А.А.: Да, мы не можем оставить рабочее место после шести вечера, особенно если происходят такие события. К тому же мы много работаем с бумагами, едем то в один округ Москвы, то в другой, встречаемся, обсуждаем, планируем. А иначе и не получается работать. Все дела ведем согласно правилам, совместно с московской полицией. Искоренить всю криминальную составляющую в жизни наших соотечественников нереально, но повлиять на ее фон можно. Многие, кстати, не знают, что каждый вопрос, связанный со злоключениями мигрантов в РФ, министр МВД Кыргызстана держит на личном контроле. Работая в Москве, мы ощущаем заботу и внимание нашего руководства.

И все же есть много образцовых сограждан, которые кормят семьи вполне законными путями. Более того, они поддерживают ВВП Кыргызстана.

А.А.: Безусловно. Мы ими гордимся, достойных кыргызов в Москве много. Наши земляки очень дружные и гордые, стараются держать марку. Надеюсь, в России по ним судят о целой нации. Многие, работая по 12 часов, после идут в спортзал, чтобы быть в форме, а это признаки трудолюбия и ведения здорового образа жизни. Всегда отмечаю сплоченность кыргызов в общей беде, когда наши мигранты в Москве собирают кассу взаимопомощи для тех, кто попал в беду. Пожар в Алтуфьево, авиакатастрофа под Бишкеком и многое другое – трагедии, которые показали – мы вместе. Еще радуют наши соотечественницы, которые придают значение личностному росту  – если стараться, можно достичь больших высот в образовании и бизнесе. Ведь Москва, надо помнить, это не просто город, а столица возможностей.